Жизнь

«Угадаешь, где у меня татуировка?»: 3D-тату как часть реабилитации после мастэктомии

«Когда я в первый раз взглянула на себя в зеркало после двойной мастэктомии, это было отвратительно», — вспоминает Морин Маттеис-Бильби (Maureen Matteis-Bilbee) в интервью BBC.

Операция по удалению молочной железы и подмышечной жировой клетчатки всегда считалась эффективным способом предотвращения развития рака молочной железы при обнаружении патогенных клеток или необычных изменений, свидетельствующих о наличии этих клеток в организме женщины. Но после того как Анджелина Джоли откровенно рассказала о своей двойной мастэктомии, она стала по-настоящему популярной при наличии определенных медицинских показаний.

«У меня были крупные шрамы на том месте, где раньше была грудь, и не было сосков. Я смотрела на все это, и мне казалось, что это не мое тело», — продолжает Морин. Несколько лет назад врачи обнаружили у нее аномальные клетки, а поскольку бабушка женщины умерла от рака молочной железы, генетическая составляющая была очевидна. Именно поэтому онкологи предложили Морин не затягивать с мастэктомией, чтобы избежать любых негативных последствий.

Двадцать лет назад редукция молочных желез переместила, но сохранила ее соски и ореолы. В этот раз хирург, выполняющий операцию, не смог их спасти. После успешной реабилитации и установки имплантатов никто бы и не подумал, что с Морин что-то не так. Однако и сказать, что она вернулась к нормальной жизни, было нельзя — ее грудь все еще была «какой-то не такой», так что Морин решила отправиться в тату-студию.

Сегодня татуировки — часть культуры, так что даже строгий дресс-код не станет поводом отказать себе в красочном рисунке на теле, если это то, чего вы действительно хотите. Но, говоря о татуировках как способе самовыражения, мы забываем, что у них (как, например, и у парика для бровей) есть вполне себе социальная миссия. В данном случае мы говорим о 3D-татуировках сосков, которые помогают женщинам после мастэктомии вернуть уверенность в себе, чтобы жить в полном объеме.

Решившись на татуировку, Морис отправилась к Роуз Мари Бушемин (Rose Marie Beauchemin) — владелице студии Beau Institute в Нью-Джерси, эксперту в области перманентного макияжа и косметической татуировки. «Грудь без сосков — это как лицо без бровей», — говорит Бушемин, отмечая, что для женщин они и вообще одинаково важны.

Прежде чем приступить к делу, Роуз Мари смешивает несколько оттенков чернил, добавляя то еще одну каплю бежевого, то пару капель розового, чтобы получить цвет, идеально подходящий к оттенку кожи Морис. «Я не люблю рисовать их слишком близко к середине, потому что тогда соски выглядят как фары. Если разместить их чуть дальше от центра, получится куда более естественно», — объясняет Бушемин.

Гиперреалистичные татуировки сосков — то что нужно, чтобы женщина после мастэктомии смогла поверить, что она все еще красива и желанна. Так считает Роуз Мари, и в этом с ней согласны мастера косметической татуировки со всего мира. «Это очень полезная практика, которая возвращает женщину в знакомое состояние, состояние «до», где она чувствовала себя прекрасной, — комментирует Бушемин. — После мастэктомии ей крайне важно снова стать собой».

В этой истории со счастливым концом важно еще и то, что татуировки сосков Роуз Мари Бушемин делает абсолютно бесплатно. Точнее, платой за татуировку становится разрешение пациентки на то, чтобы группа учениц Бушемин, которое только постигают ремесло, могли наблюдать за процессом. Ну, а на прощание мастер дарит каждой своей особенной клиентке футболку с ироничной надписью: «Угадаешь, где у меня татуировка?».

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть